Государственная собственность в 2020 — что это, приватизация

Государственная собственность в 2020 - что это, приватизация

Приватизация – это официальная передача государственного имущества в частную собственность физическим лицам. В этом процессе всегда участвует две стороны: государство и сторона, которой присваивается данное имущество в частную собственность. В качестве второй стороны могут выступать обычные граждане, физические лица, а также организации и юридические лица.

Согласно закону № 178-ФЗ от 21 декабря 2001 года «Закон о приватизации государственного и муниципального имущества» приватизация называется «возмездное отчуждение имущества, оно находится в собственности РФ и после оформления документов передается во владения физическим или юридическим лицам.

Это процесс в России не является обязательной процедурой и носит только заявительный характер.

Зачем нужно приватизировать жилье?

Сегодня если квартира или дом не приватизирован, у человека могут возникнуть следующие проблемы, а именно:

  • он не имеет права продать или подарить данную недвижимость;
  • он не может его оставить кому-либо в наследство;
  • он не имеет прав оставить его под залог в банке во время оформления кредитных средств;
  • у него нет полномочий, сдать данное жилье в аренду по закону;
  • он не может оформить перепланировку квартиры или дома.

То есть хозяин недвижимости имеет не все права на свою жилплощадь, именно по вышеперечисленным причинам ее следует приватизировать.

Сколько стоит приватизировать жилье в 2020 году?

Сегодня по законам РФ можно приватизировать квартиру совершенно бесплатно.

Государственная собственность в 2020 - что это, приватизация

Но к этому числу можно отнести далеко не все объекты недвижимого имущества, а только:

  • однокомнатные квартиры;
  • квартиры, которые были получены при сносе дома, а денежная компенсация не была выплачена;
  • если в жилье прописан льготник или человек с ограниченными возможностями;
  • если санитарная норма площади не превышает 21 м 2 на одного прописанного человека в квартире;
  • квартиры, где проживают молодые семьи и военнослужащие.

Все остальные объекты приватизируется платно, стоимость составляет примерно 20-23 тысяч рублей на начало 2020 года.

Важно! Если у вас стандартная квартира, приватизация вам обойдется бесплатно. В случае, если вы имеете большую жилплощадь и прописаны в ней один, тогда эти услуги будут платными.

Какие документы необходимы для приватизации недвижимости в 2020 году?

Для начала следует грамотно составить заявление, которое должно быть подписано всеми членами семьи и руководством обслуживания  ЖЭК. При заполнении бланка нужно не допустить ошибок, иначе документ признают недействительным, соответственно его придется заполнять повторно.

Перечень документации при оформлении приватизации:

  1. Оригиналы и ксерокопии паспортов заявителя и всех его членов семьи.
  2. Если в квартире прописан несовершеннолетний ребенок, необходимо предоставить оригинал и копию свидетельства о его рождении.
  3. Оригинал и копии о бракосочетании или расторжении брака (решение суда).
  4. Справка о регистрации места жительства и всех членов его семьи, которые числятся в квартире (доме), жилом помещении, общежитие или комнате в коммунальной квартире.
  5. Технический паспорт на квартиру и его ксерокопия.
  6. Оригинал и ксерокопия ордена на жилплощадь, которая заверена работником ЖЭКа.
  7. Документ, благодаря которому можно доказать, что вы не участвовали в приватизации (неиспользованные жилищные чеки).
  8. Оригинал и копия документа, который подтверждает льготные условия приватизации.

Важно! Если кто-то из членов семьи отсутствует, тогда от него необходимо заявление, в котором сказано, что он не против приватизации жилья.

Эту стопку документов следует предоставлять вместе с оригиналами для сверки данных сразу в несколько государственных органов. Если приватизацией занимается не владелец, необходимо оформить на этого гражданина доверенность, заверенную нотариусом.

Поэтапный процесс приватизации жилья в 2020 году

Всю процедуру приватизации можно разделить на несколько этапов, а именно:

  1. Твердое решение стать полноценным собственником данной недвижимости.
  2. Официальное получение согласие или отказа в приватизации от всех прописанных лиц в квартире.
  3. Дальше следует собрать всю необходимую документацию.
  4. После этого необходимо обратиться в местное БТИ (бюро технических инвентаризаций) для составления заявления на приватизацию, сдачи документов и проверки имущества (на наличие не официальных перепланировок, создание пристроек и определения общего состояния жилья).
  5. После собранных данных заявление направляют в жилищный отдел администрации города (муниципалитет).
  6. Дальше осуществляется проверка жилплощади и документом специальным органом, которое выносит решение о приватизации.
  7. В случае положительного решения оформляется официальный договор на приватизацию, в котором указано общее описание жилплощади и все члены семьи, прописанные в данной квартире (доме).
  8. Окончательным шагом является государственная регистрация права собственности.

Это интересно:  Цена на нефть Brent поднялась выше $70Государственная собственность в 2020 - что это, приватизация

Важно! В случае отказа собственник имеет право подать повторное заявление. Отказ может быть получен из-за плохого состояния жилплощади, несогласия других членов семьи с приватизацией или неграмотно заполненного заявления.

Сколько займет времени приватизация квартиры?

В РФ приватизация не является принудительной процедурой и стоит совершенно бесплатно. Несмотря на это она занимает длительный промежуток времени. Сбор документации займет примерно 2-3 месяца.

После подачи заявления в соответствующие органы, его рассматривает около недели, а документы проверяют приблизительно 2 недели. Финальная проверка жилья БТИ осуществляется после заявки за один день, но с учетом длинной очереди это займет около 1 месяца.

Таким образом, вся процедура может занять около 5-6 месяцев, а это очень долго.

Важно! Осуществлять приватизацию можно только 1 раз. Даже если вы являлись несовершеннолетним, вы больше не имеете права участвовать в приватизации какой-либо жилплощади.

Приватизировать собственное жилье необходимо обязательно, иначе вы будете ограничены в ваших правах. После этой процедуры вы становитесь полноценным собственником квартиры  или дома, поэтому смело можете сдать жилье в аренду, оформить наследство или продать свою недвижимость.

Источник: http://yur-gazeta.ru/ekonomika/privatizaciia-kvartiry-v-2020-kak-eto-proishodit.html

Правительство вместо приватизации проведет раздачу госсобственности

Счетная палата поддержала инициативу правительства России о подготовке «более амбициозного плана» приватизации на 2020-2022 годы.

Однако, ведомство отметило, что данное предложение нужно было «делать до бюджета», так как доходы со сделок, «должны войти в параметры бюджета».

Об этом сказал глава Счетной палаты Алексей Кудрин в ходе обсуждения трехлетнего федерального бюджета на пленарном заседании Госдумы РФ.

Бывший министр экономики России Андрей Нечаев в эфире НСН предположил, что заявления правительства о приватизации не что иное, как «симуляция».

«Я абсолютно солидарен с Кудриным и его Счетной палатой. То, что сейчас правительство заложило, судя по бюджету на 2020 и плановые 2021-2022 годы, это просто симуляция приватизации.

По памяти скажу — в 2020 году ожидается что-то порядка 13 млрд рублей, в последующие годы тоже незначительные суммы.

Получается, что либо правительство де-факто отказывается от приватизации, либо, есть неприятное подозрение, что активы раздадут по символической цене «правильным» инвесторам», — пояснил Нечаев.

При этом, он считает, что Россия не сможет развиваться без проведения приватизации крупных компаний.

«В России весьма высокий уровень огосударствления экономики, что является серьезным препятствием для экономического роста, для роста инноваций.

По официальным данным ФАС, порядка 70% российского ВВП приносят именно государственные компании, банки и так далее.

Поэтому конкуренция крайне снижена, практически задавлена, в некоторых секторах госкомпании играют ключевую роль, а соответственно стимулов для внедрения инноваций, высоких технологий просто нет», — сказал экс-министр экономики России.

Собеседник НСН уверен, что в стране нет серьезных препятствий для проведения широкой приватизации госкорпораций.

«Я не вижу каких-то серьезных препятствий с организацией этого процесса, с влиянием на экономику. Ведь рабочие места останутся в России, налоги будут точно так же платиться, государство только может потерять дивиденды. Здесь, скорее, вопрос в том, как себе представляют модель управления.

Если как «снятие телефонной трубки» и монолог наподобие: «Миллер/Сечин/Чемезов сделай то-то, перекрой поставки газа Украине», — то это одна система управления.

Если правительство чувствует в себе достаточные компетенции, чтобы управлять компаниями косвенными методами — через законы, нормативные акты, регулирование — тогда это другая история. Чтобы темпы приватизации ускорить, необходимо проявить политическую волю. Такого рода решения у нас принимает президент.

Пока, видимо, Путину наиболее приемлема модель управления, когда компания является государственной. Он назначает туда руководителя и дальше может давать прямые указания, как госслужащему. Это станет невозможно, если предприятие будет частным», — пояснил Нечаев.

Кроме того бывший министр отметил, что к приватизации нельзя относиться легкомысленно, особенно, если речь идет о компаниях, которые связаны с безопасностью личных данных, здоровья и жизни людей.

«Что касается самих объектов приватизации, то практически во всех секторах 70% это госкомпании – Ростехнологии, Объединенная авиастроительная корпорация, Объединенная судостроительная корпорация, Роснано. Какой сектор не возьмешь, везде есть активы для приватизации.

В банковском секторе, тем более после перехода под контроль ЦБ трех крупных банков, из десяти девять банков находится под контролем государства.

Конечно, там, где есть вопросы безопасности, то приватизация должна проходить по каким-то особым правилам и менее быстро», — заключил Нечаев.

До этого министр финансов Антон Силуанов заявил,что правительству России необходимо еще раз составить список государственных активов, которые страна может выставить на приватизацию . Он подчеркнул, что более амбициозный план нужен не для наполнения бюджета, а для снижения доли государства в экономике России.

Ранее сообщалось, что «Первый канал», «Аэрофлот», РЖД и Государственную транспортную лизинговую компанию могут включить в программу по приватизации на 2020-2022 года. С таким предложением выступило министерство финансов РФ.

При этом, часть компаний, которые планируется внести в список, уже входили в план приватизации на 2014-2016 годы.

Директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев в эфире НСН предположил, что Минфин на самом деле лишь проговаривает свои намерения.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзене

ТЕГИ:ЭкономикаГоскорпорацииПриватизация

Получайте свежие материалы на почту

Информационное агентство «Национальная Служба Новостей (НСН)»: свидетельство о регистрации СМИ ИА № ФС77-53714 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 17 апреля 2013 года.© 2019 ООО «НСН»ЗАО «Мультимедиа Холдинг», все права защищеныПравила перепечаткиДля лиц старше 12 лет

Сделано в Charmer

Источник: https://nsn.fm/economy/eks-ministr-ekonomiki-pravitelstvo-simuliruet-privatizatsiu

План приватизации содержит немало «спорных» активов

Что продать, а что оставить?

План приватизации на 2020-2022 годы внесен на рассмотрение в правительство Министерством экономического развития. Такое заявление сделала замминистра экономического развития Оксана Тарасенко, курирующая в министерстве тему приватизации, сообщило агентство «Интерфакс».

Согласно сообщению, в новый план из предыдущей программы на 2017-2019 годы перекочевали, в частности, «Совкомфлот», «Махачкалинский морской торговый порт» и НМТП. Заместитель министра указала также на наличие «спорных» компаний.

«Например, «Транснефть», «РусГидро» и «Россети» и РЖД сейчас не внесены в план, — сообщила она. — Но мы ряд из них рассматривали в самом начале подготовки программы. Если правительство посчитает нужным, оно включит их в новый план. По регламенту мы должны принять прогнозный план до конца года и, соответственно, все замечания должны быть сняты.

Читайте также:  Как купить квартиру в ипотеку в 2020 году и получить налоговый вычет?

Сняты они могут быть исключительно на уровне правительства РФ», — рассказала Оксана Тарасенко. «Очень важно нам всем понимать — сколько дивидендов приносит та или иная компания.

Поэтому мы будем в правительстве еще обсуждать и с точки зрения этой корреляции: что стоит продавать, а что нам приносит хорошее бюджетное наполнение через дивиденды», — пояснила она логику дискуссии вокруг доработки плана.

Агентство «Интерфакс» напомнило, что Минфин при обсуждении нового плана приватизации предложил включить в него ряд крупных активов, в том числе «Аэрофлот», «Зарубежнефть», Государственную транспортную лизинговую компанию (ГТЛК), РЖД и телевизионную компанию «Первый канал». Но позже в интервью «Интерфаксу» Оксана Тарасенко сообщила, что ГТЛК и «Первый канал», скорее всего, в план приватизации включены не будут.

Бороться с закулисными деструктивными процессами

Госкомпании приносят хорошие дивиденды в казну согласно закону, подписанному президентом в апреле 2017 года и предписывающему платить дивиденды в размере 50% от чистой прибыли, отмечает эксперт Международного финансового центра Владимир Рожанковский.

Однако, добавляет он, изучая все «за» и «против» следует учитывать, что если компания неэффективна и ее прибыль снижается, то в абсолютном выражении 50% могут оказаться меньше, чем 25% после ее акционерной трансформации.

Чем более разнообразен и разнороден состав акционеров той или иной коммерческой структуры, тем более эффективной и прибыльной она должна быть, чтобы отвечать их совокупным интересам, говорит эксперт.

Так у РЖД, говорит Владимир Рожанковский, есть все веские причины стать, наконец, публичной компанией, но необходимо проводить серьезнейшее IPO, делать повсеместные роад-шоу в лучших традициях лучших времен отечественного фондового рынка.

Есть ли у нас такая команда, несмотря на санкции? Наверное, считает аналитик, такую команду собрать можно, но необходима воля и дисциплина – то, чего в последнее время в инвестиционном секторе порой не хватает. Кстати, считает он, тут стоило бы начать с госбанков.

Банки, рассказывает он, вынуждены постоянно конкурировать между собой и разрабатывать все более и более надёжные инвестпродукты.

С его точки зрения, и госпакет «Первого канала» следует однозначно рекомендовать в качестве одного из интересных вариантов приватизации с сохранением части контроля у государства. Это необходимо для его большей зрелищности и разнообразия контента, на которые в эпоху YouTube и тысячи частных онлайн-телеканалов есть колоссальнейший неудовлетворенный спрос.

Как осуществить по-настоящему эффективную приватизацию – отдельный большой вопрос, так как, шутка ли, отечественный фондовый рынок деградирует уже почти целое десятилетие, заключает Владимир Рожанковский. Всегда любой процесс легче предотвратить, чем бороться с его последствиями, но здесь мы имеем то, что имеем, так что надо хотя бы показать желание преодолевать такие последствия.

Менеджмент компаний должен вновь вспомнить, как надо готовить международные роад-шоу, выдвигать ярких людей на публичные презентации и бороться со всеми закулисными деструктивными процессами, затрудняющими свободное и ликвидное обращение таких ценных бумаг на биржах мира: манипуляциями, сговорами, непрозрачностью, несвоевременным предоставлением публичной информации, инсайдерской торговлей и т.д.

Министерствам жаль активы

Приватизация преследует несколько целей, указывает руководитель группы аналитиков Центра аналитики и финансовых технологий Марк Гойхман. Прежде всего, бюджет озабочен привлечением дополнительных доходов от продажи госимущества. Предполагается, что это принесёт казне почти 18,5 млрд руб. в 2020-2022  годах даже без «спорных» компаний, не включенных сейчас в план. 

Кроме того, продолжает аналитик, привлечение в капитал компаний частных инвестиций может стать стимулом более динамичного их развития, повышения капитализации.

Это окажется важным для значимых инвестпроектов эмитентов, привлечения не только акционерного, но и долгового финансирования.

Наконец, поступление в обращение дополнительных  пакетов акций увеличивает масштабы отечественного фондового рынка, биржевой и внебиржевой торговли, в целом привлекает к данной деятельности множество крупных и небольших инвесторов, включая физических лиц.

При этом совершенно необязательно отдавать в приватизацию контрольный пакет акций. Во многих случаях речь идет лишь о расширении круга владельцев при сохранении ключевых позиций в компаниях у государства.

Так, акции многих компаний уже обращаются на рынке, но оно сохранит доминирующий пакет даже при его уменьшении. Например, доля государства в корпорации «Россети» — 88%, «Транснефть» — 78,6%, «РусГидро» — 61%.

 

Выбор конкретных компаний для приватизации рассматривается со многих позиций и с учетом разносторонних и порой противоречивых интересов участников, обращает внимание аналитик. В план для бюджета целесообразно включать активы, привлекательные для рынка при имеющейся и будущей конъюнктуре, от которых можно получить значимый доход.

С другой стороны, добавляет Марк Гойхман, есть во многих случаях ведомственные интересы, противоречащие стремлению Минфина получить доход.

Эти позиции часто выражают министерства, которые стремятся сохранить больший контроль и возможные дивиденды от своих профильных предприятий.

Поэтому, например, Минэнерго, по его мнению, против приватизации «РусГидро», «Россетей», «Транснефти», Минтранс – «Аэрофлота», а Минэкономики – РЖД.

Источник: https://expert.ru/2019/11/14/privatizatsiya/

Распродажа в угоду МВФ: правительство снова готовит большую приватизацию

11 ноября 201912:47

Очередные намерения правительства РФ ускорить приватизацию государственных компаний напоминают о том, что экономическую политику России сложно назвать суверенной, несмотря на всю санкционную риторику.

Решение сделать планы по приватизации «более амбициозными» было принято после серии недавних встреч руководства Минфина с зарубежными инвесторами, которые поставили перед российскими чиновниками прямой вопрос: почему тянете с приватизацией? Ответ последовал практически сразу.

В конце прошлой недели Минэкономразвития сообщило, что расширенный прогнозный план приватизации будет предложен уже в ближайшие дни. Правда, это еще не означает, что задуманное удастся довести до конца — предыдущий план приватизации, как известно, с треском провалился.

Поэтому новая интрига вокруг приватизации заключается в том, по какой стоимости государство попытается сбыть остающиеся в его руках активы.

Не исключено, что цена на них будет низкой — первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов уже заявил, что целью приватизации является не пополнение бюджета, как в ходе предыдущей неудачной попытки, а сокращение доли государства в экономике. Эта очередная декларация верности принципам неолиберализма на практике может обернуться тем, что огромные куски государственной собственности, как и в 1990-х годах, будут кулуарно распределены в пользу нужных и правильных людей.

«Минфин считает, что доля государства в компаниях свыше 50%, за исключением оборонных, должна быть снижена до этого уровня, включая РЖД и „Транснефть“. В некоторых случаях цель — снизить долю до нуля или блокирующего пакета 25% плюс одна акция», — сообщалось в отчете по итогам международного инвестиционного форума, который в середине октября проводили в Лондоне Московская биржа и группа «Ренессанс Капитала» (цитата по РБК).

Незадолго до этого в прогнозный план приватизации федерального имущества на 2020−2022 годы были включены компании «Совкомфлот» (100% акций в собственности государства), «Россети» (88,04%), «Транснефть» (78,55%), «РусГидро» (61,2%), Объединенная зерновая компания (50% плюс одна акция), «Ростелеком» (45,04%).

Практически одновременно с конференцией в Лондоне тема ускоренной приватизации российских активов была поднята и в Вашингтоне, в ходе встречи Антона Силуанова с иностранными инвесторами в рамках мероприятия МВФ и Всемирного Банка. «Спрашивали про приватизацию, почему у нас такие низкие планы по приватизации.

Программу приватизации нужно делать более амбициозной, здесь я согласился», — заявил глава Минфина по итогам этой дискуссии.

При этом Силуанов сделал важную оговорку: «Слава богу у нас есть сейчас возможности привлечения ресурсов, мы не испытываем никаких проблем для финансирования дефицита бюджета, поэтому приватизация рассматривается исключительно как структурная мера».

Помимо явного сигнала для инвесторов, это высказывание содержит и намек на то, что правительство намерено существенно изменить подход к приватизации госактивов.

Предшествующий цикл приватизации, окончившийся, по большому счету, безрезультатно, стартовал еще в 2011 году, в президентство Дмитрия Медведева, и предполагал распродажу активов на общую сумму порядка 450 млрд рублей (по тем временам — около $ 15 млрд).

Предполагалось, что в результате под контролем государства из крупных активов останутся лишь «Газпром» и Сбербанк, а остальные госкомпании со временем перейдут в руки частных инвесторов. Эти планы получили особую актуальность после того, как российский бюджет стал испытывать серьезные проблемы с наполнением в результате падения мировых цен на нефть.

«За последние годы приватизация шла достаточно медленно по разным причинам. Рынок, кстати, был тоже так себе, может быть по причине того, что у нас не было таких неотложных нужд или необходимости за счет источников от приватизации пополнять бюджет. Сейчас такая необходимость есть, и поэтому мы интенсифицировали работу по плану приватизации. Целый ряд решений принят», — заявил все тот же Медведев (на сей раз в ранге премьер-министра) в ноябре 2016 года.

Уже в 2017 году планировалось получить доходы от приватизации в 490−500 млрд рублей (порядка $ 7,5 млрд), помимо уже заложенных в бюджет 138 млрд рублей, сообщил тогда же замминистра экономического развития РФ Евгений Елин.

В списке компаний, где планировалось снизить участие государства, были названы ВТБ и «Совкомфлот», а также обсуждались планы по включению в план приватизации РЖД, Сбербанка, Новороссийского морского торгового порта (НМТП), «Алросы», Объединенной зерновой компании и т. д.

Озвучивались и более масштабные планы — например, Антон Силуанов в апреле 2016 года говорил о возможности получить от приватизации 1−1,5 трлн рублей всего за пару лет, включив в список продаваемых активов «Роснефть», «Башнефть», ВТБ и другие госкомпании.

К реализации более амбициозных задач по приватизации не раз призывали первый вице-премьер Игорь Шувалов (ныне — председатель Внешэкономбанка), который курировал эту тему в предыдущем составе правительства, и экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев, а затем и его преемник Максим Орешкин.

Все эти планы оказались несбыточными. Уже в феврале 2017 года было решено отложить приватизацию ВТБ до снятия антироссийских санкций, хотя ранее в прогнозный план приватизации федерального имущества на 2017−2019 годы было заложено сокращение госпакета в этом банке до 25% плюс одна обыкновенная акция. Такое же решение было принято и по Сбербанку.

Не удалось приватизировать и компанию «Совкомфлот»: продажа ее акций (75% минус 1 акция) неоднократно переносилась на поздние сроки.

В последний по времени раз об этом было объявлено в сентябре на Восточном экономическом форуме, когда замглавы Минэкономразвития РФ Оксана Тарасенко сообщила, что завершить приватизацию «Совкомфлота» планируется до конца 2020 года.

Приватизацию «Алросы» с сокращением доли государства с 33% до 29% плюс 1 акция отложили до ликвидации аварии на якутском руднике «Мир», которая произошла в августе 2017 года.

В случае же с НМТП, за 20-процентный госпакет которого планировалось выручить порядка 30 млрд рублей, необходимость его продажи вообще отпала после ареста главного частного акционера порта — основателя группы «Сумма» Зиявудина Магомедова. В октябре прошлого года контролируемая «Суммой» доля была выкуплен «Транснефтью», которая в результате консолидировала 62% акций НМТП. На днях президент «Транснефти» Николай Токарев заявил для СМИ, что перспектива приватизации в компании не рассматривается.

Фиаско плана приватизации признал, выступая в октябре прошлого года в Госдуме на обсуждении проекта трехлетнего бюджета, новоиспеченный глава Счетной палаты Алексей Кудрин.

«Президент в своем послании ставил задачу уменьшения доли государства в экономике, при этом доходы от приватизации в законопроекте даже смешными не назовешь. В 2019 году — 13 млрд рублей, в 2020 году — 11 млрд рублей, в 2021-м — ноль доходов от приватизации», — сообщил он.

Напротив, недавние предложения Минфина по ускорению приватизации вызвали безусловное одобрения бывшего руководителя этого министерства.

Читайте также:  Можно ли прописаться в ижс в 2020 - на шести сот, без дома

«Хорошее желание — подготовить предложения по приватизации. Хотя обычно такой план делается до представления бюджета. Подождём реального списка активов, чтобы оценить перспективы», — прокомментировал Кудрин в своем твиттере заявление Антона Силуанова по итогам встречи с инвесторами в Вашингтоне.

Сам же Силуанов намекнул, что в последний год тема приватизации в самом деле выпала из поля зрения Минфина после того, как российский бюджет благодаря восстановлению цен на нефть и оптимизации всего, что только можно оптимизировать, снова стал профицитным.

«Действительно, мы немного подрасслабились, потому что денег не надо, а министерства все сидят на своих даже небольших долях в компаниях и все хотят ими управлять», — констатировал глава Минфина.

В некотором смысле текущая ситуация для большой распродажи госактивов выглядит еще менее привлекательно, чем кризисная картина 2015−2016 годов.

Антироссийские санкции никуда не делись, но уровень огосударствления экономики, налоговой нагрузки и правоохранительного давления на бизнес с тех пор существенно выросли, а обеспечить уверенный рост ВВП так и не удалось.

Результатом всего этого стало ускорение оттока капитала из России: в первом полугодии текущего года он вырос в 2,5 раза к тому же периоду прошлого года — до $ 27,3 млрд, в связи с чем ЦБ РФ пришлось резко повышать годовой прогноз — с $ 35 млрд до $ 50 млрд.

Есть, впрочем, и хорошие новости: по данным Банка России, за девять месяцев этого года прямые иностранные инвестиции в российские компании выросли почти в пять раз к тому же периоду прошлого года, до $ 21,8 млрд.

Эта статистика, появившаяся незадолго до упомянутых выше встреч представителей Минфина с иностранными инвесторами, безусловно, подкрепляла приватизационные амбиции правительства. Хотя в целом инвестиционные процессы в российской экономике после некоторого оживления в 2017 — начале 2018 годов вернулись к практически нулевой отметке.

«Опережающие индикаторы инвестиционной активности в сентябре продолжали указывать на медленный рост вложений в основной капитал. Производство и импорт инвестиционных товаров были близки к уровням соответствующего месяца предыдущего года. Немного замедлился рост грузоперевозок строительных материалов, что в том числе связано с исчерпанием эффекта низкой базы.

С учетом этого темп прироста инвестиций в основной капитал в III квартале 2019 года оценивается в интервале 0,3−0,8%», — говорится в последнем ежемесячном бюллетене ЦБ по макроэкономике.

То обстоятельство, что заявления о новых планах по приватизации прозвучали на международных площадках, свидетельствуют прежде всего о неизменной приверженности российского правительства одному из краеугольных камней экономической догматики неолиберализма: на первом месте в инвестиционных приоритетах должна стоять работа с иностранными инвесторами. В этом плане российские власти парадоксальным образом мало чем отличаются от украинских, которые сейчас тоже готовят большую распродажу государственных активов под присмотром международных финансовых институтов (с той лишь разницей, что на Украине ликвидного добра у государства осталось гораздо меньше). И в том, и в другом случае в новом заходе на приватизацию госактивов решающую роль, видимо, будет играть политическая воля: если необходимость приватизации обосновывается идеологически, в духе небезызвестного неолиберального тезиса «государство — неэффективный собственник», то вопрос об адекватной стоимости активов явно уходит на второй план. Что, собственно, и продемонстрировали еще залоговые аукционы 1990-х годов, когда крупнейшие российские предприятия за бесценок достались новоявленным олигархам, вхожим в правительственные круги.

Воспроизведение столь беспардонной схемы, как залоговые аукционы, сегодня, конечно, вряд ли возможно, однако нет сомнений, что найдется и множество других вариантов передачи государственной собственности в руки нужных людей.

Достаточно вспомнить более поздний эпизод — реформу РАО «ЕЭС» под руководством Анатолия Чубайса, в результате которой многие представители руководства энергетической монополии, такие как ныне находящийся под следствием экс-министр «открытого правительства» Михаил Абызов, стали владельцами частных бизнесов с миллиардными оборотами. При таком сценарии новая приватизация будет чем-то напоминать еще один сюжет из девяностых, когда бывшие государственные предприятия переходили в руки «красных директоров». Только теперь на место этого рудимента советской экономики пришли топ-менеджеры госкорпораций — люди, мягко говоря, небедные, но во многом зависимые от подковерных элитных раскладов (здесь можно вспомнить еще одного опального энергетика — экс-главу «РусГидро» Евгения Дода, ставшего после отставки фигурантом уголовных дел). Иностранных инвесторов, впрочем, тоже забывать нельзя — их появление в качестве акционеров крупнейших российских компаний может стать сильным козырем в политическом торге о снятии санкций. Так что при наличии политической воли новый заход на приватизацию может увенчаться определенным успехом для узкого круга лиц.

Николай Проценко

Источник: https://eadaily.com/ru/news/2019/11/11/rasprodazha-v-ugodu-mvf-pravitelstvo-snova-gotovit-bolshuyu-privatizaciyu

Распродажа страны — Как и зачем правительство готовит новую масштабную приватизацию

Возникает вопрос: стоит ли нам ждать появления новых абрамовичей, дерипасок и вексельбергов или жирные куски достанутся тем, кто уже входит в список Forbes? Хотя этот вопрос всё же не главный. Важнее другое: что получит государство от этой масштабной распродажи?

В том, что она будет масштабной, сомнений не много. Все последние годы правительство собиралось целиком или частично продать крупные госактивы вроде Новороссийского морского торгового порта (НМТП) и Объединённой зерновой компании (ОЗК), однако планы эти так и оставались на бумаге. Последней значительной, но вряд ли удачной сделкой стала продажа почти 11% акций алмазодобывающей компании АЛРОСА в 2016 году. На остальное то ли покупателей не нашлось, то ли профильные ведомства возразили против продажи предприятий. Теперь, судя по заявлению первого вице-премьера, министра финансов Антона Силуанова, этот хозяйственный вопрос получил политическое значение. В середине октября Силуанов побывал на ежегодной встрече Международного валютного фонда и Всемирного банка. «Сейчас приедем в Москву, это задача, на которую нам нужно будет обратить внимание, — по подготовке более амбициозной программы приватизации», — сказал он, возвращаясь из Вашингтона (цитата по ТАСС). Правда, ничего конкретного про объекты приватизации Силуанов не сказал: «Может быть, неф­тегаз или банковский сектор». Но его подчинённый, замглавы Минфина Алексей Моисеев, в начале ноября сообщил: ведомство предлагает вновь рассмотреть возможность приватизации «Транснефти», РЖД, «Аэрофлота», «РусГидро», «Совкомфлота» и «Россетей». Позиция Минфина выглядит так: долю государства во всех компаниях, за исключением оборонных, нужно снизить до 50%, а в ряде случаев и до 25%.

Если верить сообщениям в СМИ, то на международном инвестиционном форуме в Лондоне Моисеев посетовал, что приватизация в России идёт слишком медленно. Одной из причин этого чиновник назвал возможность государства получать регулярные дивиденды вместо разовых доходов от продажи акций.

Действительно, поток дивидендов, которые платят госкомпании в бюджет в 2019 году, практически удвоился. По состоянию на 1 октября речь идёт о 561 млрд рублей. Согласно прогнозам всё того же Минфина, который требует, чтобы госкомпнии платили дивиденды на уровне 50% чистой прибыли, в перспективе размеры дивидендов должны снова удвоиться.

Зачем же тогда избавляться от постоянного источника доходов?

Помимо активов, которые мы перечислили выше, ходят слухи о возможной приватизации Государственной транспортной лизинговой компании (ГТЛК), «Первого канала», «Ростелекома» и даже Сбербанка. Ситуация выглядит так: «амбициозный план приватизации», по сути, нужен, чтобы передать в частные руки курицу, несущую золотые яйца.

Уйти, чтобы остаться

Парадокс, да и только: государство тонет в деньгах, а чиновники затевают приватизацию. Профицит федерального бюджета в январе — октябре 2019 года вырос до 3 трлн рублей. Золотовалютные резервы России на 1 ноября составляли 542,9 млрд долларов.

Сторонники продажи госкомпаний из так называемого либерального блока правительства указывают, что доля государственных предприятий в ВВП страны достигла 70% — почти советский показатель.

Дескать, частные собственники будут управлять этими предприятиями лучше, чем госменеджеры.

Хотя ради этих самых структурных изменений правительство в последние 15 лет вполне могло бы помогать бизнесу в создании новых компаний. Теперь же, по сути, речь идёт о распродаже оставшегося в собственности государства советского наследия в виде трубопроводов, железных дорог и линий электропередачи.

Проще говоря, о продаже инфраструктуры, которая создана не для того, чтобы приносить прибыль частным владельцам, а для того, чтобы создать наилучшие условия для производительной экономики. Например, «РусГидро», в состав которой входят 70 российских гидроэлектростанций, отвечает за работу всей энергосистемы страны.

Объединённая зерновая компания — единственный агент государства по проведению закупочных и товарных интервенций на рынке зерна. Если в частные руки уйдёт «Совкомфлот» с его грузовыми судами, то может получиться, что новые владельцы найдут выгоду в работе за пределами российских вод — там, где больше платят за перевозки.

Как всё это скажется на экономике нашей страны?

Кстати, заявления Антона Силуанова и Алексея Моисеева, сделанные перед иностранными инвесторами, уже породили целую конспирологическую теорию.

Якобы правительство хочет уйти из структурообразующих отраслей, чтобы переложить на бизнес ответственность за возможный провал нацпроектов и проблемы с ростом экономики. Теория эта, по всей видимости, имеет слабую связь с реальностью.

Ведь даже после приватизации по Силуанову государству придётся спасать энергетические компании и крупные банки при угрозе банкротства.

Зато сам собой возникает другой вопрос: если государство у нас давно превратилось в самого крупного участника экономической жизни, кто будет покупать доли в инфраструктурных госкомпаниях при таком раскладе? Проще говоря, у кого хватит на это денег? Хотя если правительство поставит принципиальную задачу уйти из капитала госкомпаний, то, по всей видимости, цена продажи акций будет в этой истории не главной. Либо приватизационные сделки будут щедро прокредитованы государственными банками. Кто может претендовать на такие кредиты? Список этих людей небольшой, при этом все они, как правило, под западными санкциями и входят в рейтинг российской версии журнала Forbes.

Трудно не увязать всё это с так называемой проблемой-2024. В своё время перед выборами 1996 года государство в обмен на помощь Ельцину на выборах передало олигархам ценные активы экономики.

Что, история повторяется? Или же в преддверии транзита власти имеющие возможности люди решили расхватать оставшиеся лакомые куски? А ещё можно предположить, что масштабная приватизация — отличный способ легализовать капиталы высших чиновников после их отставки через вхождение крупных акционеров в капиталы российских гигантов.

Кстати, возникает ещё один вопрос: что будет делать министр финансов Антон Силуанов с деньгами от продажи госактивов — купит на них долларовые облигации? Может быть, именно это ему посоветовали сделать на встрече МВФ и Всемирного банка в Вашингтоне — подбросить дешёвых денег в американскую экономику?

Если же нам скажут, что деньги от приватизации будут вкладывать в России, то возникают всё новые и новые вопросы. Центробанк и сегодня может вводить любые суммы в отечественную экономику, например, через займы коммерческим банкам. Потому, зная наших монетаристов, легко предположить: приватизационные деньги они в реальный сектор даже не допустят — снова скажут, что это разгонит инфляцию. Раньше мы выполняли такие «советы», поскольку зависели от кредитов МВФ, но какой смысл в этом сейчас?
Андрей НЕЧАЕВ, доктор экономических наук, профессор, министр экономики РФ (1992–1993):
— Боюсь, что намеченный план приватизации — это чистой воды симуляция. России нужна честная открытая приватизация, но шансов на неё немного. Типичная успешная «частная компания» в наше время — это какая-нибудь «дочка» «Ростеха» типа «РТ-Инвест» с размытой государственной долей. Она пользуется всеми привилегиями близости к власти и всей свободой распоряжаться частной собственностью.

На данный момент экономика России контролируется узким кругом известных нам лиц. Можно перекладывать её куски из одного кармана в другой, а потом в третий, используя разные красивые термины, суть от этого не меняется. Вариант реального перехода государственных 70% экономики к большему числу собственников, мягкой демонополизации рынков не рассматривается. А другого пути к развитию у нас нет.

Подарок миллиардерам

Масштабы затеваемой приватизации соответствуют этим целям. Вот, например, публичное акционерное общество «Россети», 88,04% акций которого принадлежит государству. Мы помним, как в результате печально знаменитой реформы РАО ЕЭС энергетическую систему страны разделили на частную генерацию и государственные распределительные сети. Сегодня «Россети» в числе прочего владеют контрольными пакетами акций 15 межрегиональных и одной магистральной сетевой компании. В числе этих компаний — «МРСК Сибири», «МРСК Урала» и «МРСК Юга». У каждой из этих «дочек» есть несколько миноритарных акционеров. В случае с «МРСК Урала» одним из таких минориатриев является «КЭС Холдинг» Виктора Вексельберга (32,5%). В «МРСК Сибири» 36,78%, судя по всему, принадлежит двум кипрским офшорам, которые связывают с миллиардером Алексеем Мордашовым. В общем, нетрудно догадаться, кто будет главными претендентами на покупку акций в случае приватизации «Россетей». Неужели именно это подчинённые Силуанова называют «структурными изменениями в экономике»?

Если приватизация пойдёт по такому сценарию, то никаких новых эффективных собственников в бывших госкомпаниях, похоже, не появится. Распределительные сети будут контролировать всё те же олигархи, которые при каждом удобном случае начнут просить поддержки у государства. Потребители электроэнергии, по сути, станут их заложниками.

Помимо списка компаний, в которых доля государства может уменьшиться или исчезнуть, интрига новой приватизации заключается в способе продажи предприятий. Похоже, что этот механизм был отработан в июле нынешнего года, когда «Газпром» продал почти 3% своих квазиказначейских акций. Соль этой истории в том, что, хотя акции и продавали на бирже, покупатель был единственный. Желающих купить часть национального достояния нашлось немало, но их остановили условия сделки: акции продавали по принципу «всё или ничего». Победитель торгов заплатил за эти бумаги 139 млрд рублей.

Читайте также:  Страхование жизни при ипотеке в Ингосстрах в 2020 году: стоимость, условия

И хотя с момента сделки прошло уже четыре месяца, но ни участники рынка, ни деловые СМИ до сих пор не знают его имени. Сам «Газпром», несмотря на то что компания публичная, нового акционера раскрывать вроде как не обязан.

Судя по всему, речь идёт о некоем частном инвесторе — возможно, это даже было физическое лицо. Если акции купила какая-то инвестиционная компания, то она вряд ли стала бы это скрывать, а, наоборот, за счёт крупной сделки показала бы свою значимость.

Так кому же достался кусок «Газпрома»?

Сейчас на балансе «дочек» газового гиганта находится ещё 3,7% акций гиганта, и, судя по всему, они могут быть проданы по той же схеме. Если их выкупит всё тот же таинственный покупатель, то ему в итоге будет принадлежать 5% одной из крупнейших российских госкомпаний. И мы даже не знаем, кто это! Можем только предположить, что речь идёт об одном из российских миллиардеров, который из-за санкций потерял возможность вкладывать в иностранные компании. Таких бизнесменов, которые имеют связи с топ-менеджментом «Газпрома», в нашей стране несколько. Взять хотя бы того же Алишера Усманова, который 14 лет руководил ООО «Газпром инвестхолдинг». Хотя, по всей видимости, желающих приобрести почти 3% акций «Газпрома» по принципу «всё в одни руки», и без Усманова было достаточно. Впрочем, такой механизм продажи акций госпредприятий трудно назвать принципиально новым. Уже упоминалось, что в 2016 году правительство продало почти 11% акций АЛРОСА — крупнейшей в мире алмазодобывающей компании. Произошло это, по-видимому, без своевременного оповещения потенциальных покупателей. В результате сделки доля Российской Федерации в её капитале сократилась до трети. Как сообщали тогда «Ведомости», «госпакет АЛРОСА продали за 52,3 млрд рублей — несмотря на то что „книга заявок“ была переподписана в 2 раза». При этом только за первую половину того года прибыль АЛРОСА составила 186,7 млрд рублей. Правительство точно не продешевило? С учётом того, что в 2017 году компанию возглавил сын бывшего министра обороны и вице-премьера Сергея Иванова, вопрос этот выглядит риторическим.
Михаил ДЕЛЯГИН, доктор экономических наук, профессор, директор Института проблем глобализации:
— Могут быть приватизированы наиболее ценные активы, представляющие наибольший интерес для инвесторов и имеющие наибольшее значение для российской экономики, — это в первую очередь Сбербанк России. Может быть, продадут кусочек РЖД, возможно — «Почту России». Никакого содержательного смысла с точки зрения российской экономики и российского общества в приватизации нет — в бюджете без движения лежат 14 трлн рублей. Вторая позиция, которая обосновывается приватизацией, — повышение эффективности управления. Но давно доказано, и теоретически, и экспериментально, что частная собственность эффективнее государственной только в части малого и среднего бизнеса. Для крупного бизнеса разница в эффективности отсутствует.

Раздать своим

Потому легко предположить, что приватизация инфраструктурных и промышленных гигантов вроде «Транснефти», РЖД, «Россетей», «РусГидро» и «Ростелекома», если эти компании войдут в правительственный план, может пройти примерно по такому же сценарию. И никаких структурных изменений в экономике, о которых заговорил первый вице-премьер Силуанов, тогда, по всей видимости, не произойдёт.

При всём при этом крупнейшие частные собственники и без того находятся в крепкой спайке с государством. Формы собственности компаний и формальные их владельцы в данном случае не важны. Конечно, с формальной точки зрения «Газпром», «Аэрофлот» и Сбербанк являются акционерными обществами с высокой долей государственного участия. Но кто сомневается, что обслуживают они в первую очередь интересы своих топ-менеджеров. Что изменится для страны, если признать эти компании частной собственностью Алексея Миллера, Виталия Савельева и Германа Грефа?

Возможна ли в России честная приватизация, если в стране фактически нет честно собранных частных капиталов, достаточных, например, для покупки крупной доли «РусГидро»? Вариантов всего два: либо акции будут продавать иностранным финансовым конгломератам, либо просто передадут в отечественные «нужные» руки при поддержке государственных банков — одно другого хуже.

В истории нашей страны был короткий период, когда приватизация проходила по более открытому сценарию. Мы не имеем в виду ваучеры, которые многие меняли на пару ботинок или бутылку водки. Вспомним вместо этого так называемые народные IPO в середине 2000-х, когда у людей стали появляться деньги и они стали больше доверять государству. Люди, далёкие от финансовых рынков, получили тогда возможность купить мелкие пакеты акций Сбербанка, ВТБ и ряда других госкомпаний. Однако по факту для многих инвесторов «из народа» это обернулось большими убытками. Так, в 2007 году масштабная рекламная кампания привела к тому, что ВТБ получил 124 тыс. новых акционеров из числа граждан. Но уже в 2008-м, когда стремительно обрушились котировки всех российских акций, многие из этих народных акционеров потеряли свои единственные накопления. Это вам не 3% «Газпрома» купить, когда заранее известно, что акции тут же вырастут в цене.

Иностранные инвесторы, которые ранее вложили деньги в российскую энергетику, также остались с носом: государство сдерживает рост тарифов на электричество. Никакой либерализации экономики не случилось — новые производители энергии так и не появились на свет, а оставшиеся едва покрывают расходы на содержание инфраструктуры.

У либеральных экономистов, которые неизменно выступают за приватизацию, всегда один аргумент: государство слишком неповоротливо и коррумпировано, чтобы эффективно управлять собственностью.

Однако если принимать во внимание этот тезис, то и вывод можно сделать только один: такое государство не способно провести эффективную приватизацию, оно может только раздать всё «своим».

КСТАТИ

Один из секторов с самой высокой долей государственного участия — банки. Он резко вырос во второй половине 2017 года, когда ЦБ забрал на санацию через Фонд консолидации банковского сектора три крупных частных банка — «ФК Открытие», Бинбанк и Промсвязьбанк. Результатом этого стало не только снижение конкуренции среди кредитных учреждений, но и конфликт интересов — Центробанк одновременно выступает и в роли регулятора, и в роли собственника. Однако, поскольку ведомство Набиуллиной считается формально не зависимым от правительства, в «план Силуанова» санированные банки, судя по всему, не попадут.
В самом ЦБ говорят, что часть акций «ФК Открытие» может быть продана в 2021 году. Оздоровление трёх проблемных банков обошлось государству примерно в 2 трлн рублей, львиная доля этих денег пришлась на «ФК Открытие». Круг покупателей, готовых заплатить за него сотни миллиардов рублей, сегодня выглядит неопределённым. Настолько неопределённым, что на недавнем банковском форуме в Сочи глава ВТБ Андрей Костин то ли в шутку, то ли всерьёз предложил бесплатно отдать «ФК Открытие» владельцам Альфа-банка. По мнению Костина, сделать это можно было бы через залоговый аукцион.

В ТЕМУ

Да успокойтесь вы! Не будет никакой приватизации. Как было всё государственное, так и останется. Только владельцы поменяются…

  • Если в неправильном порядке собрать документы на приватизацию государственного предприятия, то можно случайно оформить загранпаспорт.
  • На экзамене:
  • — Студент, дайте определение слову «приватизация».

— Это когда то, что было нашим с вами, так и остаётся нашим. Но без вас.

Источник: https://finance.rambler.ru/other/43171472-rasprodazha-strany-kak-i-zachem-pravitelstvo-gotovit-novuyu-masshtabnuyu-privatizatsiyu/

Утвержден ли правительством план приватизации на 2020-2022 годы росимущества

Власти приняли решение избавиться от многочисленных акций крупных государственных компаний. Для этого они большую часть ценных документов продадут инвесторам. Среди наиболее известных фирм, акции которых пустят «с молотка», можно выделить «Почта России», «Российские Железные Дороги», «Россельхозбанк» и «Аэрофлот».

План приватизации 2020-2022 годы росимущества

Согласно информации, полученной журналистами, за следующие три года будут реализованы около 25 процентов акций РЖД, а также государственной корпорации ДОМ.РФ. При этом, российской собственностью останутся 75 процентов плюс одна акция.

На аналогичных условиях власти планируют избавиться от ценных бумаг «Росагролизинга», «Росгеологии» и системы ГЛОНАСС (глобальная навигационная спутниковая система). Также будет продана без одной половина акций «Почты России» и «Россельхозбанка».

Власти обратили внимание на транспортные и торговые компании. В случае с «Аэрофлотом» государственная доля сократится всего на один процент акций. Вскоре найдутся и владельцы 15% ценных бумаг аэропорта Шереметьево. Запланирована полная продажа акция компаний «Продинторг» и «Новороссийский морской порт».

Рассматривается возможность реализации акций Глобальной навигационной спутниковой системы (ГЛОНАСС),  а также компании «Росгеология». В виду стратегического направления предприятий запланирована продажа 25% акций.

У государства останется 75% + одна ценная бумага. Власти заявили, что часть акций второй компании будут проданы стратегическому инвестору. Подобным образом будет реализована и часть документов «Русгидро».

В данном случае доля государства снизится с 60,56% до пятидесяти процентов и одной акции.

На совещании обговорили возможность приватизации акций «Росагролизинга» и ГТЛК (государственная транспортная лизинговая компания). Государственная доля в них сократится до 50%+1 ценная бумага. Запланирована продажа 13% акций сразу двух государственных «тяжеловесов» – «Россети» и «Российские ипподромы».

Силуанов сообщил о начале работы над «амбициозным планом приватизации»

Еще в октябре в Министерстве финансов заявили о поддержке сокращения государственной доли в ряде крупных предприятий до 50 процентов. Исключение составляют лишь корпорации, связанные с оборонной промышленностью. В некоторых случаях и вовсе планируют полностью избавиться от акций или оставить 25% ценных бумаг. Специалисты ведомства считают важным шагом лишение нерентабельных активов.

Согласно информации от Росстата по состоянию на 1 января 2019 года, Российская Федерация обладает более чем 50% акций сразу 442 предприятий. За последний год удалось сократить данную цифру на 9,4%.

Согласно актуальному плану приватизации на 2017-2019 годы, предложено сократить долю участия государства до нуля в следующих компаниях:

  • Новороссийский морской торговый порт (на данный момент 5,3% принадлежат РЖД, еще 20% – Росимуществу, а 62% обладает Транснефть напрямую и через дочерние фирмы).
  •  ОЗК (объединенная зерновая компания) – сейчас 50% минус одна акция находится во владении ВТБ, еще 50% +1 акция у Росимущества.
  • Морской торговый порт Махачкалы – полностью принадлежит Росморречфлот.
  • Завод цветных металлов в городе Касимов (Приокский) полностью принадлежит Минфину.

На следующие три года (с 2020 по 2022) планируется реализаций акция следующих компаний:

  • «РусГидро» (13,1% у ВТБ, еще 61,2% – у Росимущества).
  • «Совкомфлот» (полностью принадлежит Росимуществу).
  • ОЗК (разделен между ВТБ и Росимуществом).
  • «Россети» (около 88% принадлежат Росимуществу).
  • «Ростелеком» (45% принадлежат Росимуществу, еще 3,96% 0 ВЭБ Российской Федерации).

В Министерстве экономического развития видят перспективы продажи 1,15% Аэрофлота. На данный момент 3,5% принадлежат «Ростеху», а еще 51,17% – у Минтранса. На бумаге планы властей выглядят впечатляюще.

После того, как стали известны конкретные цифры, не очень верится заверениям чиновников, будто приватизация компаний не станет поводом для их дальнейшей продажи. Наверное, в Минфине просто сочинили сказку и опубликовали ее для детской аудитории.

Сейчас подобная затея кажется глупой, ведь на рынке не так много инвесторов (особенно зарубежных), готовых вкладывать значительные средства в развитие и модернизацию компаний.

Несмотря на призрачные перспективы, чиновники Минфина настроены оптимистично. Они предлагают продавать акции сейчас или никогда. Лучше все же, если власти откажутся от такой затеи, ведь при продаже наверняка акции будут обесценены до минимума.

Бюджет 2019 года получил 12,8 миллиардов рублей в результате приватизации. В течение следующих трех лет казна по той же статье должна наполниться на 11 миллиардов рублей. В 2021 и 2022 году планируется по 3,6% дохода ежегодно.

Эти суммы выглядят смехотворно.

Зачем нужно избавляться от потенциально прибыльных предприятий, если в Кабинете Министров хвастаются профицитом бюджета? Нужно ли распечатывать ФНБ в таком случае? Невооруженным глазом видно желание хорошо заработать у некоторых чиновников.

Иностранцы вряд ли заинтересуются активами, которые подвержены действию международных санкций. Даже если сюда придет Китай, он просто задарма обретет выгодные активы. Скорее всего, доли предприятий будут предложены государственным компаниям.

Очень скоро мы узнаем, кому интересна подобная распродажа и в чьих интересах действуют чиновники Министерства финансов.

Интересный факт – многие государственные компании в значительной степени сохранят зависимость от властей. Власти получат возможность принимать важные решения при необходимости. У правительства сохранится около 75% акций, а это никак не изменит общее экономическое положение в стране. А поэтому эффективность бизнеса вряд ли повысится.

Источник: https://pronedra.ru/utverzhden-li-pravitelstvom-plan-privatizacii-na-2020-2022-gody-rosimushhestva-436589.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector